Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Даниил Андреев. Ленинградский апокалипсис



andreeev
Так начинался марш. Над Ладогой
Сгущались сумерки. На юге
Ракет германских злые дуги
Порой вились... Но ветер креп:
Он сверхъестественную радугу
Залить пытался плотным мраком,
Перед враждебным Зодиаком
Натягивая черный креп.

    11

И все ж - порою в отдалении
Фонтаны света, то лиловый,
То едко-желтый, то багровый,
То ядовито-голубой
Вдруг вспыхивали на мгновение,
Как отблески на башнях черных
От пламени в незримых горнах
Над дикой нашею судьбой.

    12

А здесь, под снеговой кирасою,
От наших глаз скрывали воды
Разбомбленные пароходы,
Расстрелянные поезда,
Прах самолетов, что над трассою
Вести пытались оборону,
Теперь же - к тинистому лону
Прижались грудью навсегда.

    13

Вперед, вперед! Быть может, к полночи
И мы вот так же молча ляжем,
Как эти птицы, фюзеляжем
До глаз зарывшиеся в ил,
И озеро тугими волнами
Над нами справит чин отходной,
Чтоб непробудный мрак подводный
Нам мавзолеем вечным был.

    14

Мы знали все: вкруг "града Ленина"
Блокада петлю распростерла.
Как раненный навылет в горло,
Дышать он лишь сквозь трубку мог -
Сквозь трассу Ладоги... В томлении
Хватал он воздух узким входом
И гнал по жаждущим заводам
Свой каждый судорожный вдох.

Полный текст: http://mirosvet.narod.ru/da/rb/rb06.htm

Это сейчас "интеллигенты" могут порассуждать на уютной и безопасной кухне о том, что та война была войной двух мусорных
ветров, войной зла абсолютного и зла относительного, но интеллигенты той поры, и Даниил Андреев, и Александр Солженицын и Николай Амосов
все понимали правильно. И шли воевать. Д.Андреев - по Дороге Жизни вместе со своим подразделением шел в блокадный Ленинград,
А.Солженицын сначала простым обозником, потом офицером-артеллеристом прошел почти всю войну, Николай Амосов в военно-полевом
госпитале на конной тяге спасал жизни тысяч раненых. Поэтому они интеллигенты без кавычек, не чета нынешнему говну.

Арсений Тарковский

***

Немецкий автоматчик подстрелит на дороге,
Осколком ли фугаски перешибут мне ноги,

В живот ли пулю влепит эсесовец-мальчишка,
Но все равно мне будет на этом фронте крышка.

И буду я разутый, без имени и славы
Замерзшими глазами смотреть на снег кровавый.

Арсений Тарковский. Благословенный свет.
Санкт-Петербург, "Северо-Запад", 1993.