Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Из моего блокнота. Э.Лимонов. Желтый берет



Ты любишь свой желтый берет
Ты любишь свой желтый берет
В кафе никого больше нет
Нам танго играет квартет

В кафе не придет никто
Сегодня. Где Жан Кокто?
Где друг его, Жан Маре?
Здесь дело не в ноябре...

Ты любишь свой желтый берет
Он лихо, берет, надет
За ним, за окном Paris
Смотри на меня, умри...

Какой же я был молодой
Сидел там в кафе с тобой
Веселый и пьяный был
Твой желтый берет хвалил

Яффо в развитии



не люблю халвы, но тут была халва с эспрессо - это была бомба

Динамика в Яффо потрясающяя. Несмотря на обострение дружбы народов город меняет свой облик с головокружительной быстротой. Если в 90-ые и начале 00-ых кроме захудалого порта и старого города, а также стихийного блошиного рынка ему нечего было предложить, то теперь он притягивет к себе публику из Тель-Авива. Порт обновился и отремонтировался, стихийный рыбный рынок был ликвидирован, в складском помещении времен Британского мандата сделали питательно-развлекательный центр, а в других складах устроили галереи, выставки, и т.д. Блошиный рынок стал более организованным и уже не расползается по соседним улицам как раковая опухоль. Туда привозят музыкальные коллективы и оперных певцов, а в здании, которое побывало и филиалом болшиного рынка, и галереей, и чем только не  организовали рынок еды

Collapse )

Карлос Кастанеда

nagranize






Фото: Эли Зильберг


Я брошу машину
У края пустыни
У края земли
Рубаху рвану на груди
Где индейцы мои?
Туда я пойду
Где растения силы
Свой цвет набирают
Туда, где вселенские
Соки их корни вбирают
Мне кто-то сказал, что
Они убивают,
Эй, брат, ни фига они
Не понимают,
В своих городах,
В катакомбах стальных
Мне песни милее
Индейцев родных.

(no subject)

raznoepars

А пожалуй я возьму свои слова обратно: Блошиный Рынок "живет и пинается", как говорят на иврите. Жизнь в пятницу кипит - и хотя антиквариата днем с огнем не сыщешь, но есть масса милых безделушек, развеселые таврены с музыкой, и торговцы, которые заспиртовались во временя (блин, я помню многих из них со своей службу в армии - и они ни капли не изменились!). Наверное сам просоленный воздух Яффо таков, что сохраняет их в целости и сохранности. Как-то в общем писать об этом уникальном месте не хочется, пожалуй я напишу понемножку о самых интересных лавках. Чуть позже

Стихи Бориса Васильева

ТИХИ В ЧЕСТЬ НАТАЛЬИ

В наши окна, щурясь, смотрит лето,
Только жалко - занавесок нету,
Ветреных, веселых, кружевных.
Как бы они весело летали
В окнах приоткрытых у Натальи,
В окнах незатворенных твоих!

И еще прошеньем прибалую-
Сшей ты, ради бога, продувную
Кофту с рукавом по локоток,
Чтобы твое яростное тело
С ядрами грудей позолотело,
Чтобы наглядеться я не мог.

Я люблю телесный твой избыток,
От бровей широких и сердитых
До ступни, до ноготков люблю,
За ночь обескрылевшие плечи,
Взор, и рассудительные речи,
И походку важную твою.

А улыбка - ведь какая малость!-
Но хочу, чтоб вечно улыбалась-
До чего тогда ты хороша!
До чего доступна, недотрога,
Губ углы приподняты немного:
Вот где помещается душа.

Прогуляться ль выйдешь, дорогая,
Все в тебе ценя и прославляя,
Смотрит долго умный наш народ,
Называет "прелестью" и "павой"
И шумит вослед за величавой:
"По стране красавица идет".

Так идет, что ветви зеленеют,
Так идет, что соловьи чумеют,
Так идет, что облака стоят.
Так идет, пшеничная от света,
Больше всех любовью разогрета,
В солнце вся от макушки до пят.

Так идет, земли едва касаясь,
И дают дорогу, расступаясь,
Шлюхи из фокстротных табунов,
У которых кудлы пахнут псиной,
Бедра крыты кожею гусиной,
На ногах мозоли от обнов.

Лето пьет в глазах ее из брашен,
Нам пока Вертинский ваш не страшен-
Чертова рогулька, волчья сыть.
Мы еще Некрасова знавали,
Мы еще "Калинушку" певали,
Мы еще не начинали жить.

И в июне в первые недели
По стране веселое веселье,
И стране нет дела до трухи.
Слышишь, звон прекрасный возникает?
Это петь невеста начинает,
Пробуют гитары женихи.

А гитары под вечер речисты,
Чем не парни наши трактористы?
Мыты, бриты, кепки набекрень.
Слава, слава счастью, жизни слава.
Ты кольцо из рук моих, забава,
Вместо обручального надень.

Восславляю светлую Наталью,
Славлю жизнь с улыбкой и печалью,
Убегаю от сомнений прочь,
Славлю все цветы на одеяле,
Долгий стон, короткий сон Натальи,
Восславляю свадебную ночь.


-------------------------------------------

Посвящается Наталье Кончаловской, матери Н.Михалкова и А.Кончаловского. Вот в 30-ые люди писали! Вообще, конечно, несмторя на все "развеселье" культура просто кипела: Булгаков, Платонов, Андреев, поэты опять-таки. Где это все? Куда ушло? Может художнику надо чувствовать холодок гильотины и тогда все острее? Непонятно.

Пей проклятый

На этот раз стихотворение не про Юру или Валерия.  И написал его не я . А кто?

Он бродил от дома к дому,
словно демон отрешенный,
и в задумчивом напеве
правду вещую берег.
Многим разум осенила
эта песня золотая
и оттаивали люди,
благодарствуя певца.
Но очнулись, пошатнулись,
переполнились испугом,
чашу, ядом налитую,
приподняли над землей
и сказали: - "Пей проклятый,
неразбавленную участь,
не хотим небесной правды
легче нам земная ложь.

(no subject)

Cтиль израильского номера на Евровидении: "Лживо-льстиво-лебезяще-фальшиво"

Что это за обращение с протянутой рукой к залу и завывания: "There must be another wa-a-a-a-a-Y!" ?

Что это за убожество? Что за жалкая попытка показать несуществующую "дружбу народов" , и ахи ведущих: "Певицы даже дружат семьями!"? В чей больной и трухлявый, наскозь прокуренный анашой мозг пришла эта концепция?

Безумно далеки они от народа.